Иерей Андрей Яворец. Таинство Крещения

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!
Дорогие родители и восприемники!
Согласно существующему определению Крещение — Таинство, в котором верующий, при троекратном погружении тела в воду с призыванием Бога Отца и Сына, и Святого Духа, умирает для жизни плотской, греховной и возрождается от Духа Святого в жизнь духовную. Здесь налицо присутствует указание на некую границу, рубеж, который переступает человек, принявший Крещение, и более того это рубеж смерти и жизни (а не наоборот). Значит, Крещение в своём глубинном смысле обращено именно к этой серьёзнейшей проблеме тленности мира и человека и решает её с позиций христианской веры.
Итак, Божественное Откровение, данное нам в Священном Писании определяет Бога по отношению к миру и человеку как Творца и Источника жизни, как Того, из чьих рук человек получил жизнь как дар, как призвание к богоуподоблению и совершенству. Именно таким мы встречаем на первых страницах Библии праотца Адама — находящимся в раю и питаемым близостью к Богу, что и было залогом его, Адамова бессмертия. Но Адам совершает трагическую ошибку, доверяется сатане и вкушает плодов запрещённого древа, тем самым, попытавшись завладеть жизнью в себе и для себя. Он попадается на лживое предложение искусителя принять пищу в качестве носителя автономного бытия, и отвергает жизнь, которую ему даёт Бог. Но кроме жизни в Боге — другой жизни нет. Поэтому результатом этого выбора становится грех и, как его следствие, смерть, которую неотвратимо наследует всякий потомок Адама по плоти, коими являемся и мы. И весь Ветхий Завет проходит под знаком вопроса: кто, как и когда восстановит жизнь человека в её первоначальной норме.
И отвечает на этот вопрос тоже Адам, но уже другой — Новый Адам, воплотившийся от Духа Святого и Девы Марии Бог Сын, которого мы в Символе веры исповедуем вторым лицом Святой Троицы. Его непорочное, т. е. лишённое греха, а, следовательно, и задатков смертности, рождение как человека восстанавливает в человеке утраченное звучание Божественной жизни; потому что Христос — это Бог и Человек в одной Личности и всё человеческое в нём пронизано Божеством. И поэтому жизнь Иисуса Христа подлинно бессмертна. В ней нет смерти, потому что нет желания (в отличие от первого Адама) иметь что-либо, кроме Бога. Смерть же на кресте становится добровольным принятием смерти как факта, венчающим на земле всякую жизнь, принятием того, что позволит проникнуть настоящей жизни в само логово смерти — в ад. И тот, заглотнув в себя Господина жизни — разрушается. «Смерть — где твоё жало, ад — где твоя победа» — слышим мы ночью на Пасхальной Литургии. Таким образом, уничтожив смерть как духовную реальность, Христос превращает её в радостный переход к жизни — Пасху, от которой пролегает прямой путь в воссозданный рай — Царство Небесное. И это путь всякого, кто входит в Церковь Иисуса Христа, становясь её членом в Таинстве Крещения. Вслушайтесь в слова ап. Павла, которые читаются непосредственно во время совершения Таинства: «Все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни… Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти… Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем «(Рим. 6,3-11).
Следовательно, пройдя все этапы жизни человека, пострадав, умерев и воскреснув, Господь прокладывает путь, идти по которому призывает каждого из нас. И в Крещении мы облекаемся, т.е. одеваемся во Христа. Вместе со Христом умираем, символом чего и является погружение в водную стихию, но так¬же вместе с ним и Ним и воскресаем, оживаем для новой жизни, символом чего является возведение из воды. А раз уж мы один раз умерли, исполнив тем самым закон падшего мира, то смерть уже не имеет над нами власти и становится успением, т.е. сном, в котором облекшиеся во Христа на земле в своих могилах ожидают своего телесного воскресения и окончательного утверждения в пасхальной победе Христа Иисуса.
Т. об., именно смерть и воскресение со Христом здесь и сейчас делают нас новорождёнными чадами Церкви, призванными ходить в обновлённой жизни. И само содержание этой новизны в том, что новая жизнь потому и новая, что это жизнь во Христе, в обращённости к Его Кресту и Воскресению. А вот с этим то, оглядываясь на сегодняшние реалии, у нас весьма плоховато, потому что довольно устойчив стереотип нас как родителей и восприемников о том, что с принятием Крещения человек автоматически доводится до нравственно-непорочного состояния и его духовная жизнь заканчивается. Но тогда почему из наших крещёных и «непорочных» младенцев очень часто вырастают люди с весьма абстрактными представлениями о морали и совести? Потому что Царст¬во Божие, призванное расти в нас после Крещения — это лишь семечко, которое достигает полноты своего роста лишь тогда, когда его согревают и освещают. И ветхая жизнь не уступит свои позиции новой без боя, не даст себя вытеснить без противостояния новому, пасхальному началу в человеке. Отсюда становится понятным, почему во время крещения крещаемый называется «воином Иисуса Христа» — его призвание воевать с остатками зла и смертности в самом себе, отрекаясь от всего того, что его уводит от воскрешенной Христом жизни.
И здесь, в этом процессе становления новокрещённого младенца в качестве сознательного члена Церкви, идущего от своего ветхого состояния к со¬стоянию «новой твари во Христе» (2 Кор. 5,17) исключительно важную роль должны сыграть Вы, дорогие восприемники. Потому что в вас, как ни в ком другом, он должен увидеть тех людей, кто ищет Христа как Бога, как Любовь, как Истину, кто сам принёс плоды новой жизни. И Церковь, доверяясь Вашему опыту, вашей молитве, вашей вере, принимает сегодня этого младенца в себя в надежде, что когда-то он сам, зрело и осмысленно встретив Христа, отдаст себя Ему, чтобы получить от Него жизнь, и жизнь с избытком. Аминь.

Просмотров: 143